Две церкви не могут поделить картину Караваджо

Не так просто отказаться от картины Караваджо, даже если тебе ее дали только на время. Особенно если эта картина привлекает до 3000 туристов ежедневно. Именно в такой ситуации оказалась сейчас церковь Санта-Лючия-алла-Бадия на острове Ортиджиа, территориально принадлежащем Сиракузам. В эту церковь перевезли заалтарный образ Караваджо «Погребение святой Луции» 1608 года, пока в его основном доме — церкви Санта-Лючия-фуори-ле-Мура все в тех же Сиракузах, но только в материковом районе Боргата — проводился капитальный ремонт. Теперь ремонт окончен, и боргатская церковь требует своего Караваджо обратно, однако служители Санта-Лючия-алла-Бадия совсем не хотят его отдавать. Со времени перемещения картины в 2010 году остров Ортиджиа испытывает буквально туристический бум: на благоустроенные улочки с многочисленными палаццо и церквями хлынули сотни тысяч туристов, и многие приезжают туда именно за тем, чтобы полюбоваться «Погребением святой Луции». Обе церкви не намерены так просто отступать и собирают под свои знамена сторонников в лице общественных организаций, политиков, искусствоведов и проч. Караваджо и века спустя способен стать причиной скандала.

Раннехристианская мученица Луция считается покровительницей слепых и главной святой города Сиракузы. Образ «Погребение святой Луции» был написан Караваджо специально для церкви Санта-Лючия-фуори-ле-Мура в Сиракузах, возведенной над катакомбами, в которых была первоначально погребена святая.

За возвращение полотна Караваджо в Санта-Лючия-фуори-ле-Мура выступил глава Ассоциации верующих этой церкви Луиджи Пуццо (Luigi Puzzo). По мнению этой организации, перенесение образа в его первоначальный дом поможет возродить район так же, как это произошло на острове Ортиджиа. А бывший региональный советник по культуре Мария Рита Сгарлата собрала уже две тысячи подписей за то, чтобы полотно Караваджо вернули на место. Некоторые даже высказывают мнение, что «Погребение святой Луции» затмевает другую важную картину в церкви Санта-Лючия-алла-Бадия.

Однако за то, чтобы Караваджо остался на острове, выступает Ассоциация итальянских гидов. В церкви Санта-Лючия-фуори-ле-Мура картина будет слишком отдалена от других достопримечательностей. Последними высказались представители Регионального реставрационного центра в Палермо. Они провели замеры влажности и пришли к выводу, что в церкви на острове микроклимат лучше, чем в церкви на материке. Тем более что «Погребение святой Луции» находится в далеко не лучшем состоянии после не самой удачной реставрации 1979 года.

В Австрии изъяли партию подделок Пикассо

Как сообщили представители австрийского уголовного розыска, летом этого года они получили от властей района венского аэропорта информацию о том, что небольшая группа мошенников планирует продать несколько подделок под Пикассо. Полицейские выдали себя за потенциальных покупателей и в июле задержали преступников. Детали ареста стали известны только сейчас.

Всего мошенники пытались продать пять фальшивых работ Пикассо по 10 млн. евро. После задержания выяснилось, что на территории Австрии у них еще около дюжины подделок под Пикассо, Эмиля Нольде, Марка Шагала и др. А в Словении находится еще около 60 работ — «климтов», «моне», «пикассо» и др.

Главным в группе оказался словенец. Еще в 2014 году он безуспешно пытался продать в Словении некоторые из подделок. Потом он нашел сообщников в Австрии, которые и были задержаны вместе с ним. По словам словенца, работы достались ему от какого-то коллекционера. Он и его сообщники утверждают, что были уверены в подлинности работ. Сейчас подозреваемые были освобождены из-под стражи до рассмотрения дела в суде. Фонды наследия художников проверяют работы.

Внедряют молекулы синтетической ДНК

Ученые из Всемирного центра инноваций в Государственном университете штата Нью-Йорк в Олбани занимаются разработкой уникального способа маркировки произведений искусства при помощи синтетической ДНК. На проект выделила 2 миллиона долларов страховая корпорация ARIS, которая специализируется на работе с произведениями искусства.

Суть новой технологии состоит в том, чтобы имплантировать в картины, скульптуры и другие произведения искусства молекулы ДНК, созданные в лаборатории. «Мы хотим получить метку, которую будет крайне сложно вычислить и невозможно подделать и которая не будет подвержена воздействию окружающей среды», — говорит президент университета Роберт Дж. Джонс (Robert J. Jones).

Для художников подобный метод маркировки может стать настоящим спасением в арт-мире, где то и дело разгораются скандалы с многомиллионными подделками. Экспертов новая технология тоже должна заинтересовать, так как ошибка в аутентификации может грозить им серьезными последствиями, вплоть до судебного разбирательства. Фонды художников и независимые эксперты, опасающиеся за свою репутацию, зачастую боятся выносить однозначные суждения по работам. Аутентификационные комиссии при фондах художников закрываются.

Молекулы синтетической ДНК не должны копировать молекулы ДНК художников, поскольку это нарушает их право на защиту личных данных, а кроме того, ДНК художника в теории может быть похищена и внедрена в подделку.

Разработчики хотят снабдить каждую работу уникальным ДНК-маркером. Данные о нем будут внесены в общую базу данных. Специалисты арт-индустрии смогут получить данные ДНК-маркера при помощи специального сканнера, а затем проверить их по базе данных. Это позволит вычислить и украденные работы, если их вдруг попытаются перепродать. Осталось только имплантировать ДНК в каждое произведение.

Для художников и владельцев работ внедрение в работу уникального ДНК-маркера будет стоить, по предварительным оценкам, около 150 долларов. Даже если после этого с работы будет стерта подпись или иной опознавательный знак, помещенные внутрь молекулы синтетической ДНК всегда подтвердят подлинность.

Уборщики по ошибке выкинули арт-инсталляцию

В Центре современного искусства «Музейон», в итальянском городе Больцано, уборщики по ошибке выкинули произведение современного искусства. Инсталляцию «Сегодня мы будем танцевать» миланских художниц Гольдшмидт и Кьяри, состоящую из пустых бутылок из-под шампанского, окурков, конфетти и даже ботинок и предметов одежды, они приняли за последствия вечеринки, прошедшей в галерее накануне.

«Конечно, мы предупредили уборщиков о том, чтобы они не трогали произведения искусства, — комментирует куратор галереи «Музейон» Летиция Рагалья. — Мы попросили их убрать только в фойе, где накануне вечером проходило мероприятие. По всей видимости, они перепутали инсталляцию с фойе…»

К счастью, инсталляция не была уничтожена полностью. Когда уборщики уже рассортировали её составляющие по мусорным пакетам, они вдруг осознали свою ошибку и не выкинули их. «Мы попробуем восстановить все так, как было, руководствуясь фотографиями», — обещает куратор Рагалья.

Инсталляция «Сегодня мы будем танцевать» высмеивает роскошные вечеринки и прочие излишества, которым предавалась итальянская политическая элита в 1980-х годах. Похоже, что вышло чересчур натуралистично.

Современное искусство принимают за мусор далеко не в первый раз. В прошлом году в галерее в городе Бари была уничтожена инсталляция с крошками печенья стоимостью 10 тысяч евро; в 2004 году работа немецкого художника Густава Метцгера с бумагой и картоном была принята за мусор уборщиками в галерее Тейт; а в 2001 году в Лондоне уборщики не распознали арт-инсталляцию Дэмиена Херста с пивными бутылками, кофейными чашками и перевернутыми пепельницами.

Собирается подать в суд за плагиат

Британский скульптор индийского происхождения Аниш Капур (Anish Kapoor) заявил, что собирается подать в суд на китайского скульптора за нарушение авторских прав. По мнению Капура, китаец скопировал его скульптуру 2006 года «Облачные врата» в Чикаго из полированной нержавеющей стали, в которой отражается небо. В народе эту скульптуру называют «бобом».

«Двойник» скульптуры Капура установлен в городе Карамай, на северо-западе Китая, вот только эта скульптура несет совсем другую смысловую нагрузку. Поскольку в этом регионе активно добывают нефть, то арт-объект символизирует каплю нефти. Его расположили как раз недалеко от первой нефтяной скважины в регионе.

О китайском «двойнике» своей работы Капур узнал из новостных репортажей. «Похоже, что в Китае сегодня кража плодов творчества других людей считается допустимой. Я чувствую, что должен дойти до высших инстанций и призвать к ответу в суде тех, кто несет за это ответственность», — сказал разгневанный скульптор. — …И я надеюсь, что мэр Чикаго поддержит меня в этом деле. Власти Китая должны предпринять что-то, чтобы остановить подобные нарушения и полностью соблюдать авторские права».