В Австрии изъяли партию подделок Пикассо

Как сообщили представители австрийского уголовного розыска, летом этого года они получили от властей района венского аэропорта информацию о том, что небольшая группа мошенников планирует продать несколько подделок под Пикассо. Полицейские выдали себя за потенциальных покупателей и в июле задержали преступников. Детали ареста стали известны только сейчас.

Всего мошенники пытались продать пять фальшивых работ Пикассо по 10 млн. евро. После задержания выяснилось, что на территории Австрии у них еще около дюжины подделок под Пикассо, Эмиля Нольде, Марка Шагала и др. А в Словении находится еще около 60 работ — «климтов», «моне», «пикассо» и др.

Главным в группе оказался словенец. Еще в 2014 году он безуспешно пытался продать в Словении некоторые из подделок. Потом он нашел сообщников в Австрии, которые и были задержаны вместе с ним. По словам словенца, работы достались ему от какого-то коллекционера. Он и его сообщники утверждают, что были уверены в подлинности работ. Сейчас подозреваемые были освобождены из-под стражи до рассмотрения дела в суде. Фонды наследия художников проверяют работы.

Внедряют молекулы синтетической ДНК

Ученые из Всемирного центра инноваций в Государственном университете штата Нью-Йорк в Олбани занимаются разработкой уникального способа маркировки произведений искусства при помощи синтетической ДНК. На проект выделила 2 миллиона долларов страховая корпорация ARIS, которая специализируется на работе с произведениями искусства.

Суть новой технологии состоит в том, чтобы имплантировать в картины, скульптуры и другие произведения искусства молекулы ДНК, созданные в лаборатории. «Мы хотим получить метку, которую будет крайне сложно вычислить и невозможно подделать и которая не будет подвержена воздействию окружающей среды», — говорит президент университета Роберт Дж. Джонс (Robert J. Jones).

Для художников подобный метод маркировки может стать настоящим спасением в арт-мире, где то и дело разгораются скандалы с многомиллионными подделками. Экспертов новая технология тоже должна заинтересовать, так как ошибка в аутентификации может грозить им серьезными последствиями, вплоть до судебного разбирательства. Фонды художников и независимые эксперты, опасающиеся за свою репутацию, зачастую боятся выносить однозначные суждения по работам. Аутентификационные комиссии при фондах художников закрываются.

Молекулы синтетической ДНК не должны копировать молекулы ДНК художников, поскольку это нарушает их право на защиту личных данных, а кроме того, ДНК художника в теории может быть похищена и внедрена в подделку.

Разработчики хотят снабдить каждую работу уникальным ДНК-маркером. Данные о нем будут внесены в общую базу данных. Специалисты арт-индустрии смогут получить данные ДНК-маркера при помощи специального сканнера, а затем проверить их по базе данных. Это позволит вычислить и украденные работы, если их вдруг попытаются перепродать. Осталось только имплантировать ДНК в каждое произведение.

Для художников и владельцев работ внедрение в работу уникального ДНК-маркера будет стоить, по предварительным оценкам, около 150 долларов. Даже если после этого с работы будет стерта подпись или иной опознавательный знак, помещенные внутрь молекулы синтетической ДНК всегда подтвердят подлинность.

Уборщики по ошибке выкинули арт-инсталляцию

В Центре современного искусства «Музейон», в итальянском городе Больцано, уборщики по ошибке выкинули произведение современного искусства. Инсталляцию «Сегодня мы будем танцевать» миланских художниц Гольдшмидт и Кьяри, состоящую из пустых бутылок из-под шампанского, окурков, конфетти и даже ботинок и предметов одежды, они приняли за последствия вечеринки, прошедшей в галерее накануне.

«Конечно, мы предупредили уборщиков о том, чтобы они не трогали произведения искусства, — комментирует куратор галереи «Музейон» Летиция Рагалья. — Мы попросили их убрать только в фойе, где накануне вечером проходило мероприятие. По всей видимости, они перепутали инсталляцию с фойе…»

К счастью, инсталляция не была уничтожена полностью. Когда уборщики уже рассортировали её составляющие по мусорным пакетам, они вдруг осознали свою ошибку и не выкинули их. «Мы попробуем восстановить все так, как было, руководствуясь фотографиями», — обещает куратор Рагалья.

Инсталляция «Сегодня мы будем танцевать» высмеивает роскошные вечеринки и прочие излишества, которым предавалась итальянская политическая элита в 1980-х годах. Похоже, что вышло чересчур натуралистично.

Современное искусство принимают за мусор далеко не в первый раз. В прошлом году в галерее в городе Бари была уничтожена инсталляция с крошками печенья стоимостью 10 тысяч евро; в 2004 году работа немецкого художника Густава Метцгера с бумагой и картоном была принята за мусор уборщиками в галерее Тейт; а в 2001 году в Лондоне уборщики не распознали арт-инсталляцию Дэмиена Херста с пивными бутылками, кофейными чашками и перевернутыми пепельницами.

Собирается подать в суд за плагиат

Британский скульптор индийского происхождения Аниш Капур (Anish Kapoor) заявил, что собирается подать в суд на китайского скульптора за нарушение авторских прав. По мнению Капура, китаец скопировал его скульптуру 2006 года «Облачные врата» в Чикаго из полированной нержавеющей стали, в которой отражается небо. В народе эту скульптуру называют «бобом».

«Двойник» скульптуры Капура установлен в городе Карамай, на северо-западе Китая, вот только эта скульптура несет совсем другую смысловую нагрузку. Поскольку в этом регионе активно добывают нефть, то арт-объект символизирует каплю нефти. Его расположили как раз недалеко от первой нефтяной скважины в регионе.

О китайском «двойнике» своей работы Капур узнал из новостных репортажей. «Похоже, что в Китае сегодня кража плодов творчества других людей считается допустимой. Я чувствую, что должен дойти до высших инстанций и призвать к ответу в суде тех, кто несет за это ответственность», — сказал разгневанный скульптор. — …И я надеюсь, что мэр Чикаго поддержит меня в этом деле. Власти Китая должны предпринять что-то, чтобы остановить подобные нарушения и полностью соблюдать авторские права».

«Кабаре Вольтер» в Цюрихе выставлено на продажу

Легендарное «Кабаре Вольтер» в Цюрихе — то место, где в 1916 году зародилось течение дадаистов, — хотят продать за 13 миллионов швейцарских франков ($12,8 млн). К этому склоняются участники возрожденного в 2002 году сообщества дадаистов. Финансовые проблемы могут быть решены, если найдется коллекционер, способный выкупить помещение. При этом дадаисты надеются, что потенциальный покупатель воспримет это место не просто как квадратные метры, которые можно будет полностью переоборудовать по своему вкусу, а как произведение искусства, исторический памятник, будет чтить его дух и не станет подвергать большим переделкам.

Цюрихское «Кабаре Вольтер» стало тем местом в послевоенном 1916 году, где проводили свои первые выставки и перформансы художники, впоследствии назвавшие себя «дада». Держали это заведение и возглавили новое течение супруги Хуго Балль и Эмми Хеннингс. Дадаисты выступали против войны и всего «буржуазного», тяготели к анархии и отрицали общепринятые нормы в искусстве. Со временем здание «Кабаре Вольтер» пришло в упадок. В 2002 году его спасли от сноса новые дадаисты, самовольно захватившие помещение. К 2004 году новое движение приобрело официальный статус некоммерческой организации. Нынешний директор «Кабаре Вольтер» продвигает движение по всему миру — например, показывал в 2011 году в московском центре ArtPlay выставку «Dada Moscow».

Кризис, однако, настиг и дадаистов. Официально помещение принадлежит страховой компании Swiss Life, которая берет с дадаистов арендную плату 315 тысяч швейцарских франков в год. Некоммерческая организация, которой является сейчас «Кабаре Вольтер», тратит еще полмиллиона швейцарских франков в год на поддержание заведения. Частично они покрывают эти расходы за счет продаж сувениров в магазине, работы кафе, сдачи в аренду помещения под свадьбы и дни рождения. Раньше спонсорские 300 тысяч франков давал еще швейцарский банк, однако теперь он эту помощь прекратил. В остальном же «Кабаре Вольтер» финансируется из городской казны. Это вызывает протесты консервативных политиков. В общем, ситуация не из легких.