Картину «Саул и Давид» приписали Рембрандту

После многолетних споров в научном сообществе все-таки пришли к выводу, что картина «Саул и Давид» из собрания гаагской галереи Маурицхёйс является подлинником кисти Рембрандта ван Рейна. Расследование, в котором были задействованы самые современные технологии анализа и ведущие специалисты-искусствоведы, длилось восемь лет.

Картина «Саул и Давид» попала в музей Маурицхёйс 1898 году как работа Рембрандта и долгое время считалась одним из ключевых экспонатов коллекции. Однако в 1969 году прежняя атрибуция была отвергнута, и картина потеряла большую часть своего обаяния. Теперь справедливость восстановлена, работой «Саул и Давид» снова можно наслаждаться как произведением великого мастера.

У картины интересная датировка — около 1651–1654 годов и около 1655–1658 годов. Она была написана в два этапа. В этом причина некоторого различия в стиле написания фигур Саула и Давида. Дело в том, что стиль Рембрандта постоянно эволюционировал, и его работы 1640-х — это совсем не то же, что произведения 1650-х. В какой-то момент в XIX веке картина была разрезана — возможно, её хотели продать как два отдельных портрета кисти Рембрандта. При этом большой фрагмент темного фона над головой Давида был и вовсе утрачен. В последующие сорок лет разделенные фрагменты были вновь сшиты, а недостающий фрагмент был заменен куском совсем другого холста. На швы наложили несколько слоев краски. Все эти факты были установлены в ходе комплексного исследования картины «Саул и Давид» и позволили семерым экспертам сойтись во мнении, что перед нами подлинник Рембрандта.

Бронзу Дега искусствоведы считают подделкой

Проходящая в Художественном институте Чикаго выставка живописи и скульптуры Эдгара Дега вызвала критику местной прессы и искусствоведов. К картинам вопросов нет. А вот к пяти выставленным бронзовым скульптурам есть претензии. Некоторые прямо называют их фальшивками, как и всю существующую бронзу французского импрессиониста.

Дело в том, что, по словам историка искусства Гэри Арсено маэстро Дега никогда бронзой не занимался. Он создавал составные модели из разных материалов для собственных технических целей — чтобы лучше чувствовать положение фигур балерин и выстраивать композицию для своей живописи и графики. Эти модели разбирались по завершении той или иной работы, и художник никогда не планировал показывать их как законченные самостоятельные произведения публике. Даже наоборот: при жизни он был категорически против воплощения своих работ в бронзе. По словам искусствоведа Гари Тинтероу когда дилеры и друзья предлагали ему перевести модели в долговечный сплав, Дега уверенно отвечал: нет, нет и нет. «Бронза — это у древних, этот материал жесткий, раз и навсегда, а мне нравится пластичность этих работ».

Но Дега умер в 1917 году. И воля его была нарушена. После смерти мастера предприимчивые родственники наняли компанию, которая собрала его модели, изначально вылепленные из воска, глины и других пластичных материалов, и выполнила с них бронзовые отливки. Потом на бронзу, которую Дега не то что не авторизовал, а даже в глаза ни разу не видел, нанесли подписи. И это сильнее всего возмущает историков искусства. Подпись создает впечатление, что Дега имеет к бронзе непосредственное отношение, а это совсем не так. Арсено рубит наотмашь, открыто заявляя: «Вся бронза Дега — это подделки с фальшивой подписью».

Бронзовые отливки, особенно тиражные, часто порождают этическую проблему: до какого момента скульптуру можно считать авторской? Бывают авторизованные и неавторизованные тиражи, посмертные отливки и масса других нюансов, которыми пользуются нечистоплотные люди и поддельщики. Но если художник при жизни был категорически против отливки скульптур, то это вообще не лезет ни в какие ворота.

Все это тем более удивительно, что Эдгар Дега входит в топ-20 мировых скульпторов. Его бронзовая «Маленькая четырнадцатилетняя танцовщица» (модель 1879-1881, отливка 1922) в 2009 году была продана Sotheby’s за 18,82 миллиона долларов.

Собирается подать в суд за плагиат

Британский скульптор индийского происхождения Аниш Капур (Anish Kapoor) заявил, что собирается подать в суд на китайского скульптора за нарушение авторских прав. По мнению Капура, китаец скопировал его скульптуру 2006 года «Облачные врата» в Чикаго из полированной нержавеющей стали, в которой отражается небо. В народе эту скульптуру называют «бобом».

«Двойник» скульптуры Капура установлен в городе Карамай, на северо-западе Китая, вот только эта скульптура несет совсем другую смысловую нагрузку. Поскольку в этом регионе активно добывают нефть, то арт-объект символизирует каплю нефти. Его расположили как раз недалеко от первой нефтяной скважины в регионе.

О китайском «двойнике» своей работы Капур узнал из новостных репортажей. «Похоже, что в Китае сегодня кража плодов творчества других людей считается допустимой. Я чувствую, что должен дойти до высших инстанций и призвать к ответу в суде тех, кто несет за это ответственность», — сказал разгневанный скульптор. — …И я надеюсь, что мэр Чикаго поддержит меня в этом деле. Власти Китая должны предпринять что-то, чтобы остановить подобные нарушения и полностью соблюдать авторские права».

«Кабаре Вольтер» в Цюрихе выставлено на продажу

Легендарное «Кабаре Вольтер» в Цюрихе — то место, где в 1916 году зародилось течение дадаистов, — хотят продать за 13 миллионов швейцарских франков ($12,8 млн). К этому склоняются участники возрожденного в 2002 году сообщества дадаистов. Финансовые проблемы могут быть решены, если найдется коллекционер, способный выкупить помещение. При этом дадаисты надеются, что потенциальный покупатель воспримет это место не просто как квадратные метры, которые можно будет полностью переоборудовать по своему вкусу, а как произведение искусства, исторический памятник, будет чтить его дух и не станет подвергать большим переделкам.

Цюрихское «Кабаре Вольтер» стало тем местом в послевоенном 1916 году, где проводили свои первые выставки и перформансы художники, впоследствии назвавшие себя «дада». Держали это заведение и возглавили новое течение супруги Хуго Балль и Эмми Хеннингс. Дадаисты выступали против войны и всего «буржуазного», тяготели к анархии и отрицали общепринятые нормы в искусстве. Со временем здание «Кабаре Вольтер» пришло в упадок. В 2002 году его спасли от сноса новые дадаисты, самовольно захватившие помещение. К 2004 году новое движение приобрело официальный статус некоммерческой организации. Нынешний директор «Кабаре Вольтер» продвигает движение по всему миру — например, показывал в 2011 году в московском центре ArtPlay выставку «Dada Moscow».

Кризис, однако, настиг и дадаистов. Официально помещение принадлежит страховой компании Swiss Life, которая берет с дадаистов арендную плату 315 тысяч швейцарских франков в год. Некоммерческая организация, которой является сейчас «Кабаре Вольтер», тратит еще полмиллиона швейцарских франков в год на поддержание заведения. Частично они покрывают эти расходы за счет продаж сувениров в магазине, работы кафе, сдачи в аренду помещения под свадьбы и дни рождения. Раньше спонсорские 300 тысяч франков давал еще швейцарский банк, однако теперь он эту помощь прекратил. В остальном же «Кабаре Вольтер» финансируется из городской казны. Это вызывает протесты консервативных политиков. В общем, ситуация не из легких.

Здание с фреской Бэнкси выставлено на продажу

Поклонникам Бэнкси предоставляется уникальная возможность приобрести одно из его монументальных творений. Граффити «Шпионская будка», появившееся в английском городе Челтнеме в 2014 году и вмиг ставшее местной достопримечательностью, выставлено на продажу за £210 000. Точнее, столько просят за дом, на котором оно нарисовано.

В апреле 2014 года на стене дома появились три агента со «шпионской» аппаратурой, при помощи которой они прослушивали пустую телефонную будку. Бэнкси этой фреской иронично обыграл шпионскую тему: в двух шагах от дома Карен Смит находится штаб-квартира британской спецслужбы Government Communications Headquarters (GCHQ). К тому же на момент создания фрески по всему миру гремел скандал вокруг разоблачений Эдварда Сноудена.

Однако потенциальным покупателям не стоит обольщаться насчет возможной дальнейшей перепродажи куска стены с фреской Бэнкси какому-нибудь толстосуму: жители Челтнема добились того, чтобы здание по Фэйрвью-Роуд включили в список охраняемых объектов культурного наследия 2-й степени, а стена с граффити была объявлена собственностью государства. И соответственно, выламывать фреску хозяин дома теперь не имеет права. С момента появления «Шпионской будки» на неё не раз покушались: то предыдущие хозяева решат её продать подороже, то вандалы, которым не дают покоя лавры Бэнкси, изрисуют фреску своими невразумительными каракулями. Но, к счастью, перед их нападением граффити успели покрыть защитным раствором, а дом у бывших владельцев выкупил местный меценат Хекмат Кавех (Hekmat Kaveh). Однако теперь дом со «Шпионской будкой» снова выставлен на продажу. Покупателей предупреждают, что дому потребуется капитальный ремонт.