Инсталляция Христо на озере Изео

Небольшое озеро Изео на севере Италии, в регионе Ломбардия, стало одним из главных центров притяжения для туристов. Всё благодаря новой инсталляции «Плавучий пирс» от американского художника и скульптора болгарского происхождения Христо Явашева. Того самого Христо, который долгое время работал в творческом дуэте со своей ныне покойной супругой Жанной-Клод де Гийебон. В лучших традициях тандема Христо и Жанны-Клод новый проект оказался очередным «оборачиванием». На этот раз полосы ярко желтой ткани окружили небольшой островок Сан-Паоло посреди озера Изео, далее плавучие пирсы протянулись до крупного острова Понте-Изола, а потом и до прибрежной деревушки Сульцано.

Для создания грандиозной инсталляции потребовалось свыше 200 тысяч плавучих кубов и километры желтой ткани. Острова впервые соединены переходами с берегом. Дорожки протянулись примерно на 5,5 км. Христо предупредил туристов, выстроившихся в огромную очередь в день открытия инсталляции, что прогулка по плавучим пирсам будет напоминать «прогулку по воде» или «по спине кита».

Это первый грандиозный проект, сделанный Христо после смерти его жены Жанны-Клод в 2009 году. Художник, которому уже 80 лет, мечтал его воплотить, пока он жив. И он считает эту инсталляцию совместной, поскольку первоначальный замысел 1970 года был у них с женой общим. «Плавучий пирс» Христо и Жанна-Клод пытались реализовать в Японии и Аргентине, но не получили на это разрешения. Вообще, инсталляции Христо и Жанны-Клод, как правило, согласовываются очень долго — годами и даже десятилетиями. 36 проектов так и лежат в «долгом ящике», и только 23, включая озеро Изео, получили воплощение.

Внедряют молекулы синтетической ДНК

Ученые из Всемирного центра инноваций в Государственном университете штата Нью-Йорк в Олбани занимаются разработкой уникального способа маркировки произведений искусства при помощи синтетической ДНК. На проект выделила 2 миллиона долларов страховая корпорация ARIS, которая специализируется на работе с произведениями искусства.

Суть новой технологии состоит в том, чтобы имплантировать в картины, скульптуры и другие произведения искусства молекулы ДНК, созданные в лаборатории. «Мы хотим получить метку, которую будет крайне сложно вычислить и невозможно подделать и которая не будет подвержена воздействию окружающей среды», — говорит президент университета Роберт Дж. Джонс (Robert J. Jones).

Для художников подобный метод маркировки может стать настоящим спасением в арт-мире, где то и дело разгораются скандалы с многомиллионными подделками. Экспертов новая технология тоже должна заинтересовать, так как ошибка в аутентификации может грозить им серьезными последствиями, вплоть до судебного разбирательства. Фонды художников и независимые эксперты, опасающиеся за свою репутацию, зачастую боятся выносить однозначные суждения по работам. Аутентификационные комиссии при фондах художников закрываются.

Молекулы синтетической ДНК не должны копировать молекулы ДНК художников, поскольку это нарушает их право на защиту личных данных, а кроме того, ДНК художника в теории может быть похищена и внедрена в подделку.

Разработчики хотят снабдить каждую работу уникальным ДНК-маркером. Данные о нем будут внесены в общую базу данных. Специалисты арт-индустрии смогут получить данные ДНК-маркера при помощи специального сканнера, а затем проверить их по базе данных. Это позволит вычислить и украденные работы, если их вдруг попытаются перепродать. Осталось только имплантировать ДНК в каждое произведение.

Для художников и владельцев работ внедрение в работу уникального ДНК-маркера будет стоить, по предварительным оценкам, около 150 долларов. Даже если после этого с работы будет стерта подпись или иной опознавательный знак, помещенные внутрь молекулы синтетической ДНК всегда подтвердят подлинность.

Уборщики по ошибке выкинули арт-инсталляцию

В Центре современного искусства «Музейон», в итальянском городе Больцано, уборщики по ошибке выкинули произведение современного искусства. Инсталляцию «Сегодня мы будем танцевать» миланских художниц Гольдшмидт и Кьяри, состоящую из пустых бутылок из-под шампанского, окурков, конфетти и даже ботинок и предметов одежды, они приняли за последствия вечеринки, прошедшей в галерее накануне.

«Конечно, мы предупредили уборщиков о том, чтобы они не трогали произведения искусства, — комментирует куратор галереи «Музейон» Летиция Рагалья. — Мы попросили их убрать только в фойе, где накануне вечером проходило мероприятие. По всей видимости, они перепутали инсталляцию с фойе…»

К счастью, инсталляция не была уничтожена полностью. Когда уборщики уже рассортировали её составляющие по мусорным пакетам, они вдруг осознали свою ошибку и не выкинули их. «Мы попробуем восстановить все так, как было, руководствуясь фотографиями», — обещает куратор Рагалья.

Инсталляция «Сегодня мы будем танцевать» высмеивает роскошные вечеринки и прочие излишества, которым предавалась итальянская политическая элита в 1980-х годах. Похоже, что вышло чересчур натуралистично.

Современное искусство принимают за мусор далеко не в первый раз. В прошлом году в галерее в городе Бари была уничтожена инсталляция с крошками печенья стоимостью 10 тысяч евро; в 2004 году работа немецкого художника Густава Метцгера с бумагой и картоном была принята за мусор уборщиками в галерее Тейт; а в 2001 году в Лондоне уборщики не распознали арт-инсталляцию Дэмиена Херста с пивными бутылками, кофейными чашками и перевернутыми пепельницами.